Челябинский сайт Aloepole.ru - новости, афиша, конкурсы, прогнозы, погода, бизнес, фото, челябинские форумы, курс валют, политика, знакомства, бесплатные билеты, отправка sms, смс, гороскоп, компьютерные игры, картинки, компании, фирмы.

в центре Челябинска

Добавить в избранное | Сделать стартовой
Парад инцестов и девушки в коме

Парад инцестов и девушки в коме

текст: АВС
07.07.2005

Четыре топовых книги из самого центрального специализированного магазина ЧелябинскаP «Книжника» (улица Кирова, 82)

«Пока подружка в коме»«Пока подружка в коме»
Дуглас Коупленд. Санкт-Петербург, «Симпозиум»


КоуплендP пионер «поколения икс» (см. одноименный роман) и его главный менестрель. ИP как это часто бываетP первопроходец всегда идет дальше и впереди вяло плетущихся поселенцев. Пока все примеряли на себя допустимость скупого мужского нытья по просиженным в офисе годам, эстетику «Бойцовского клуба» и песню Шнура «Менеджер», Коупленд сделал поворот «все вдруг». В романе «Пока подружка в коме» он демонстрирует, как из того же видения мира можно сделать абсолютно другие выводы.

Семнадцатилетняя Карен впала в кому и пролежала в ней 17 лет. Год на календаре успел смениться с 79-го на 97-ой. Шестеро ее ровесников за это время успели стать алкоголиками, наркоманами и неудачниками. Набившая оскомину судьба гомункулусов «поколения икс». Карен в романе нужна для того, чтобы свежим взглядом окинуть изменившийся мир, охренеть и оправдать своим культурным шоком самый настоящий конец света, в котором выживут только «семеро неприкаянных». А потомP принести себя в жертву, чтобы человечество получило второй шанс, а друзья взвалили на свои плечи мессианскую миссию. Правда, и миссия совсем не в духе Тайлера Дердена, и конец света не взаправду.

Увы, через первые две части романа придется пролезать, как через пустой плацкартный вагон. Никто не мешает, но идти все равно узко, да и пол качается. Не сразу становится понятно, а зачем, собственно, мы это читаем. Слишком уж это похоже на клон любого другого «опосля»-модернисткого романаP бессвязное бормотание о жизни каких-то слабо интересных нам людей. Только некоторые, скупо и мимоходом, рассыпанные по тексту намеки позволяют упереться и читать дальше. Ведь неспроста же нам все это рассказывают!

В третьей части действие взрывается сильнейшей метафорой. Впрочем, Коупленд в этот раз изменяет сам себеP или поднимается над собойP и вместо распускания нюней, вдруг рубит с плеча. И то делоP деятельный «антиглобализм» сейчас уж всяко моднее почти буддистского, эскапистского «иксерства»:

«Идите, освобождайте землю под новую культуру. Беритесь за топоры, косы, за оружие. Если вы не станете ежесекундно плести заговор, подтачивая изнутри опоры старого мирового порядка,P считайте, что этот день потерян впустую».P

Проблема в том, что главный подвиг героев романа (и всех «иксеров» вообще)P это осознание блеклости жизни. Ответа на следующий и более важный вопрос где взять фломастеры для раскраски?!P Коупленд пока не знает. Предлагаемый им выше рецептP лишь обманка для тех, кто все равно ничем подобным заниматься не намерен. Что ж, подождем, твою м

Жанр: «мыльный» апокалипсис
Кому: умозрительным спасителям человечества
P

«Я сижу на берегу»«Я сижу на берегу»
Рубен Давид Гонсалес Гальего. Санкт-Петербург, Москва, «Лимбус Пресс»


Имя Гальего возникло года три назад (Российский Букер 2003 за роман «Белое на черном»). Испанец, внук генсека компартии Испании, сын его дочери и безымянного венесуэльского повстанца. Переболевший детским церебральным параличом инвалид-колясочник, провел всю жизнь в СССР-России. Романы отстукивает одним пальцем на клавиатуре компьютера.

В своем первом произведении рассказал о затверженных на собственной шкуре способах выживания в советских спецучреждениях для инвалидов, где те, кто не мог самостоятельно добраться до туалета, сгнивали заживо. Но к счастью, писатель в Гальего пересиливает просто человека с экзотическим опытом.

Впрочем, новый романP тоже о том, что Гальего хорошо знает. Тем более, что главный герой в обоих книгах один и тот же. Друзья Рубен и Миша живут в одной комнате детдома для детей-инвалидов. Рубен парализован, а Миша болен миопатиейP прогрессирующей атрофией мышц. На умственных способностях друзей их болезни сказываются в последнюю очередь, поэтому время они коротают когда за водкой, но большей частью за шахматами.

А попутно МишаP сам по себе издевательски и с горечью трактованный образ Чистого Разума (который должен быть бестелесным, вот и нет у него тела!)P разыгрывает партии с персоналом и жителями дома. Человек, неспособный самостоятельно подтереться, мучает, стравливает и возносит окружающих. И наслаждаетсяP черт побери!P ощущением полной безнаказанности. Оправданием ему служит то, что он не забывает не только мыслить, но и заставлять мыслить Рубена. Ну, и пожалуй, акт добровольной эвтаназии.

Три года собирать таблетки и убить себяP достойный выход для любого, кто сохранил за собой право выбора дороги даже в самом глухом тупике. В этом смысле книга ГальегоP талантливый, но многословный пересказ старой правды: «Даже если вас съели, у вас все равно есть два выхода!».

Жанр: личный апокалипсис
Кому: тем, кто опять не понимает, зачем всё?!


«Паводок»«Паводок»
Юнни Халберг, «Иностранка», Москва


Норвежец Юнни Халберг вполне оправдывает расхожее представление об этой нации: люди медленные, спокойные и обстоятельные. Так же медленно, спокойно и обстоятельно раскручивается интрига «Паводка». Хотя российскому читателю уже страницы через четыре покажется, что авторP коренной русопят. Ибо история, рассказанная в «Паводке» с такой же точно степенью вероятности могла случиться в Сибири, Южном Урале или ПоволжьеP лишь бы речка рядом была покрупнее. Менталитет же жителей пригородных поселков Норвегии от менталитета наших поселковых не отличается ничем. В любой деревне мира развлекаться особо нечем, кроме ежедневной тяжелой работы. В любом мировом поселке городского типа найдутся сорокалетние дамочки, заводящие юных любовников, рефлексирующие менты, жадные родственники и семьи, где убийство родного папы не является событием, из ряда вон выходящим.

Повествование идет от лица двух героев: полицейского Стейна Уве Сана и (так и хочется написать «потерпевшего») Роберта Йерстада. Классическая схема, когда одни и те же события излагаются «двумя заинтересованными гражданами» и в данном случае оправдала себя. Текст получился по-газетному информативным, что роман только украсило.

Итак, дано: в многодетной семье Роберта Йерстада несколько лет назад произошло ужасное несчастье. Старший брат случайно задавил отца трактором, хотя Роберту совершенно понятно, что старшой сделал это намеренно. Остальные члены семьи также далеки от совершенства: глухонемой младший брат, полусумасшедшая мамаша, парализованный дед и вполне созревшая сестрица, которая все время пытается затащить Роберта в постель.

В семье Стейна Сана также не без урода: любимая жена внаглую изменяла мужу с его лучшим другом, отчего была без пощады выгнана. Но какая разница, что теперь блудливая половина спит с тем самым Робертом? Любовь-то не картошка. И так могло бы тянуться десятилетиями, если бы не паводок. Разгулявшаяся стихия заставляет народ эвакуироваться со скарбом, а потеря родного дома немало располагает к откровенности и выяснению неожиданных подробностей на тему: кто кого и за что убил.

Главное украшение этого, в общем-то, бесхитростного текстаP такой же бесхитростный посыл: «справедливости нет, но очень хочется, чтобы она была». Пусть редко, пусть поздно, но когда это все же получается, всем наблюдателям, даже самым незаинтересованным, становится хорошо и благостно. Виноватые покаются, невинные утешатся. Паводки, как и потопы, вообще как-то очищаютP

Жанр: деревенские хроники
Кому: всем, кто скучает по здоровому коллективизму


«Три минуты с реальностью»«Три минуты с реальностью»
Вольфрам Флейшгауэр. «Аст», Москва


Автор широкоизвестной «Пурпурной линии» взялся за почти невыполнимую миссию: передать словами все очарование аргентинского танго. Примерно то же самое, что азбукой глухонемых намаячить «Времена года». Очередная попытка скрестить ужа и ежа, разумеется, кончилась буртом колючей проволоки, но Флейшгауэру стоит воздать должное хотя бы за смелость.

По форме, «Три минуты с реальностью», скорее, детектив. Ну, сами посудите: балерина, девушка из приличной семьи с романтическим именем Джульетта находит себе жгучего латиноса с не менее романтическим именем Дамиан. Мачо за минимальный промежуток времени влюбляет ее в себя и в танго, как таковоеP после чего бесследно исчезает. Предварительно вызвав в их общую съемную квартиру и привязав к стулу отца Джульетты, пока девушка находится в отлучке. Помимо почти ритуального связывания, папа не тронут и не избит, так что зачем юноша бросил девушку и зачем он зафиксировал будущего свекраP не может ответить ни полиция, ни Джульетта, ни, разумеется, папа. Хотя, естественно, папа-то все знает. Но расколется только в самом конце.

А пока маленькая, но гордая балерина летит сама выяснять эти вопросы в Буэнос-Айрес. Ни адреса, ни телефона своего мачо она не знает, но надеется отыскать его через сеть клубов, где танцуют настоящее танго. Ибо тангоP это вам не просто «подержи меня за попу, я плечами потрясу». И даже не стиль жизни, а самая что ни на есть жизнь, со своими правилами и установками. Раскрывая один из секретов, скажем, что жгучий юноша привнес в эту жизнь умение кодировать в фигурах танго некие слова. Когда Джульетта сумеет прочитать шифр, ей будет счастье. Такое огромное, что даже инцестом его не испортить.

Жанр: производственный роман с интригой
Кому: любителям танцев

Спонсор рубрики  магазин «КнижникЪ»P

Новый большой уютный магазин на Челябинском Арбате в реконструированном здании «Военной книги». Полный ассортимент: художественная и деловая литература, учебники, редкие книги по дизайну, лучший в городе детский и подарочный отдел, игры, военная и краеведческая тематика.





10 последних статей в разделе Культура

23.04.2008 Займемся БЛОГотворительностью
05.02.2008 «Идите, Максим Александрович, поссыте!»
24.01.2008 Даешь квартиру в «Доме-2»!
15.01.2008 Александр Васильев: я жадный
20.12.2007 Галустян отказался от каскадеров, а Пореченков меняет профессию
13.12.2007 На льду бешеная лягушка
06.12.2007 «Провинциальный» победитель
05.12.2007 Александр Филиппенко создал свой теневой кабинет
16.11.2007 Смеемся, нас оценивают!
02.11.2007 Челябинцы шутя выиграли 100 тысяч!

Все статьи раздела Культура >>